проскользнуть. Последним прошёл пастух с длинным кнутом на плече.. Ольга Петровна лежала на кушетке. Он был единственный сын вдовы и мог содержать ее лишь весьма ненадежным способом. Александр Павлович, с кем-то споря и доказывая, что тут никакого затруднения нет, хотя никто ничего ему не говорил, взял сетку и пошел к ульям, несмотря на то, что была уже ночь. . Ее чувства достигли той точки, когда сердце отказывается от всякого излияния и чувствует, что оно не может быть понято. Под портретом стояло: "доктор прав". Но часто, когда молодой человек воображает, будто он влюблен, это в его жизни лишь ничтожный эпизод, между тем как брак - событие первой важности: оно может составить его счастье и может сделать его несчастным. - Однако, если поразмышлять хорошенько, я не уверен, нравится ли мне эта склонность к мщению.. Пароход шел, и уже между ним и берегом показались барашки свободных волн. - Что вам дает такую веру? - тихо спросила Марья Николаевна, почему-то стыдясь своего вопроса.. Сэр Питер в своем увлечении не заметил, что Кенелм увел его с людной улицы и остановился посреди Вестминстерского моста, перегнувшись через массивные перила и рассеянно глядя на освещенную звездами реку. Ольга Петровна подошла к письменному столу и, нагнув голову, перелистывала случайно попавшийся под руку журнал, стоя спиной к Унковскому.. И только когда Занони спустился в лодку, стало видно, что там, кроме гребцов, была женщина. Нико принял эти извинения в угрюмом молчании. Но теперь, когда их громкое веселье доносится издалека, укрощенное и смягченное расстоянием и сознанием, что, слава богу, эти ребятишки не могут здесь настигнуть меня, я готов опять мечтать о своем детстве и жалеть о безвозвратно отошедших в прошлое школьных играх. Ланде машинально взял записку и прочел: "Ради Бога, оставьте меня! Может, я дурная, гадкая, но вы меня мучите. Еще старинная какая-то. Ясный, погожий вечер, запах свежей соломы из омётов и знакомые звуки гармоники в незнакомой стране вызывали у всех доброе настроение. Ирина еще раз продолжительно посмотрела на него и, точно догадавшись о том, на что намекал его тон, сейчас же опустила глаза... Таковы были и скользящие облики, которые, сворачиваясь кольцами и извиваясь, проплывали в этом тумане, надвигаясь на оцепеневшего Глиндона. - Творец, - промолвил Кенелм, - одарил вселенную языком, но немногие сердца могут понять его. Надеюсь, завтра од поправится настолько, что будет в состоянии принять меня. - Вы хотите сказать мне, - проговорил Глиндон, - что я вижу в вас одного из тех редких и могущественных духов, которых Занони не превышает ни в силе, ни в мудрости? - Во мне, - отвечал незнакомец, - вы видите того, кто открывает самому Занони самые высшие тайны. Но как ни равнодушно читал он письмо, искренний, горячий энтузиазм заключавшихся в нем похвал

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU