зловеще сверкнуло. В ней было какое-то новое настроение. Миссис Кэмпион. Это была маленькая, полутемная комната с ограниченной и унылой мебелью. Сделайте сегодня всех людей одинаково учеными, и завтра одни будут ученее, чем другие. Да и не стоило, ввиду скорого переселения на Урал... И это было так очевидно, что непоколебимое сознание неодолимой силы и власти за "теми" как бы воочию встало перед слушателями. -- Вот он, преступник, налицо перед вами, -- сказал Авенир. Ему не хотелось срывать печать. Но тут Лиза, всегда оберегавшая высокие вопросы от недостойного к ним отношения, предложила гостям пройти в кабинет хозяина с тёмными книжными шкафами по стенам. А я не могу иначе!. Он продолжал сохранять всё тот же болезненный и как бы не сознающий своего положения, невинный вид. -- По какому делу? -- недовольно и недоверчиво спросил служитель, продолжая сидеть. На главной аллее и на площадке около оркестра и буфета было светлее, проще и спокойнее. С деревни слышалось хлопанье кнута: очевидно, гнали коров с поля. -- И вот видите -- я пришла сама; захотела и пришла, -- сказала Ирина. На макушке у него торчал пучок непослушных сухих волос и еще больше усиливал недовольный вид хозяина. Кенелма поразило, что Элси обращалась с ним более сдержанно, чем обычно, и казалась несколько смущенной, а когда после предварительного незначительного разговора он взял быка за рога и смело спросил, давно ли она видела миссис Камерон, Элси коротко ответила: - Я была у нее на днях, - и тотчас переменила тему, заговорив о беспокойном положении на континенте. Я понимаю рабочих -- всякому хочется сладкой жизни, понимаю разночинцев, которым нужно бороться, чтобы добиться той же сладкой жизни. На сэра Питера убедительное красноречие кузена произвело сильное впечатление.. Он не был совершенно глух к воздействиям внешней природы, но просто не придавал им цены, кроме случаев, когда они переходили из области чувственной в область интеллектуальную и душа человека диктовала бездушной природе ее же вопросы и ее же ответы. Инженер что-то говорил, старался удержать ее, но Нина не слушала и вздохнула свободнее только тогда, когда кругом послышались голоса, из окон упали широкие полосы света и со всех сторон замелькали черные силуэты дачников. Так как он был слишком возбужден и находился в состоянии внутренней лихорадки, ему вдруг показалось необходимым чье-нибудь сочувствие, необходимо рассказать все родственной душе. - Мало того - Стефан Колонна имел дерзость сознаться в этом. - Синьоры, вы дали мне ужасный урок, благодарю вас! Сказав это, он хлопнул в ладоши, и вдруг створчатая дверь в конце комнаты распахнулась и открыла залу совета, обитую кроваво-красными обоями с белыми полосами, - эмблема преступления и смерти. Но теперь было совершенно неизвестно, что делать, за что приняться. В этом уединенном месте, вдали

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU