ходить одному по спавшей усадьбе, около этого большого белого дома, и прислушиваться к ночным звукам и к тому чудесному ощущению, какое было в нем. Солдаты, как разошедшаяся на ходу машина, не могущая сразу остановиться, продолжали идти. -- Ну, идемте завтракать с нами.. - Ты смеешься! Нет, это та страшная улыбка, которая хуже, чем нахмуренные брови Говори, милый мой, говори, что сказал кардинал? - То, что тебе не совсем приятно будет услышать. Если лай продолжался, то на двор с ружьем выходил Житников, а богомольная зажигала восковую свечу, чтобы вор видел, что не спят, и клала три поклона. И тогда же я сказал вам, что предчувствую, что мы еще встретимся, когда ваши идеи о смертной казни и ваша философия революции сильно изменятся! Был ли я прав, гражданин Дюма, президент революционного суда? - Но. Кенелм ее не знал. -- Нам, брат, затешут головы, куда надо, будь спокоен! -- говорил Захар.. - Подождите! Если один человек убивает другого в минуту необузданного гнева, это преступление, за которое совесть тяжко терзает виновного. А между тем по улице, где наконец встретились Адриан и Ирена, с песнями и криком шла в беспорядке беспутная и развратная толпа, поселившаяся в монастыре Санта-Мария де Пацци.. Железная лампа с двумя подсвечниками бросает на просторную комнату свой тусклый свет, в лучах которого хмурые лица собравшихся кажутся особенно суровыми и изможденными. Один из них оказался молодым человеком, внешне походившим на Робеспьера, но с более твердым и решительным выражением лица. Если бы я была мужчиной, я бы не кисла, как вы!. Лучший учитель не тот, который что-то провозглашает, а тот, который лишь намекает и внушает своему слушателю желание дойти до всего самому. -- Ты хоть не очень, а так только, чтобы держалось как-нибудь, -- прибавлял барин еще более кротко, точно заглаживая свою вину. - Надеюсь, кавалер, - сказал он, обращаясь к Монреалю, - вы удостоите быть моим гостем, если не имеете уже более приятного приглашения? - Благодарю вас, синьор, - отвечал Монреаль лукаво, - быть может и у меня есть свои дела. - Фея! У феи нет возраста.. не хочется умирать, Ланде!. И если в городах торжественность обстановки приподнимала чувства даже у тех, кому предстояло защищать престол и отечество с оружием в руках, то в деревне наступившая вдруг тишина создавала настроение какой-то покинутости и обречённости. Каким великолепием казалась для нее эта жизнь сцены, этот идеальный мир музыки и поэзии, единственный, который, казалось, мог соответствовать странным мечтам ее детства!... Он сел на задние лапы, слегко повел шеей, вздохнул и опять уставился на Ланде.. -- Если на тебя напала охота разговаривать, то давай прежде поужинаем, выпьем, а потом пойдем на воздух, куда-нибудь на сено или на солому, там наговоришься. Туман бесследно и покорно таял. Хотя Кенелм и не отвечал взаимностью на эту симпатию, но и не отталкивал ее..... --

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU