на час представляет небо и землю, до тех пор, пока усталый ум не начинает снова видеть только показной блеск и машиниста сцены. Одиннадцать лет мы любим друг друга, и тебе еще не наскучила твоя бедная Аделина.. Но когда вы говорите, что не боитесь соперничества Кенелма, вы подразумеваете только Сесилию Трэверс? - Я не боюсь его соперничества ни в этом и ни в чем ином. Но в душе ее по-прежнему жило что-то беспокойное, что жгло ее сознанием своей незначительности, неодолимо толкало на поиски великого, красивого и сильного, в один год протащило ее через всю Россию, сквозь тысячи опасностей и втолкнуло, наконец, в эту пустую, зловещую квартиру, в которой зародился и вырос обширный террористический заговор. С какими надеждами переступил он в первый раз его порог! С какими воспоминаниями, способными всякий раз повергнуть его в дрожь ужаса, бросил он последний взгляд на эти угрюмые, изъеденные временем башни! II Подвиньте, дорогой читатель, свое кресло поближе к камину, прочистите как следует горн, снимите нагар. В эту ночь он не спал; и она прошла для него почти незаметно, как будто он был вне времени. - Тот самый. -- Вернее, может быть, просто с женщинами, -- перебил ее Митенька, -- а это всегда приводило к нехорошему. И он рассказал ей, что он сейчас в тупике, что в нем нет ни веры, ни определенного пути жизни, что в нем хаос и отчаяние и что одна надежда -- на перемену места и на бегство от гнилой, размени-вающей на мелочи культуры. учиться, заниматься политикой... -- Работа везде -- работа. Изучение оккультного письма.. Иногда в вагон входил в грязных сапогах и смятой шинели какой-нибудь офицер и останавливался в коридоре у окна.. - Что вы говорите! Как же он попал в толпу негодяев Мартино ди Порто? Боюсь, что моя ошибка обошлась ему дорого." - слабо подумала она. Когда путешественники тронулись от монастыря, Валентин сказал: -- Вот нам разве что сделать: тут есть один богатый купец, живет недалеко, Курдюмов. - А-а! - только и произнес Кенелм. Живая или мертвая, но она будет верна Занони! Теперь у нее был новый повод защищать свою честь. Представилось его одиночество, тоска, отравленная тяжкой обидой, его заброшенность, его бедность, в то время, когда она будет наслаждаться роскошью, весельем и счастьем. - Вот как! - с комической важностью произнес Мижуев, и ему захотелось просто взять и поцеловать ее в щеку. Все, переглядываясь и улыбаясь, с полной готовностью исполнили желание хозяина. Они прежде всего видели, что те, на кого они ещё недавно косились -- помещики,-- вдруг как-то необычайно переменились. И к тому же в новой полосе жизни ему легче было защищать перед ними свое право на жизнь, право, которого у него не было в старой жизни с ее отречением от личного блага во имя блага большинства. Как влюбленный, он чувствовал некоторые неприятные и неутешительный предзнаменования в горячем участии своей властительницы к Риенцо.. Моя любовь к

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU